14 августа 2020, пятница
Областные новости
13.08.2020
13 августа в рамках рабочей поездки Губернатора Ивана Белозерцева в Городищенский район министр экономики региона Сергей Капралов посетил производственное предприятие «Тарос», которое занимается изготовлением качественного гофрокартона и различных видов упаковки из него.
13.08.2020
Работы ведутся по поручению губернатора Ивана Белозерцева в рамках государственной программы «Обеспечение жильем и коммунальными услугами населения Пензенской области на 2014 – 2024 годы».

Объявления

Люди земли Никольской

03.07.2020

Урановы

Урановы – это теперь уже былина,  легенда, это никольский псалом, но помнят о них – увы! - только посвященные. А между тем еще священник Сергей Андреевич Уранов (1829-1909 гг.)  значил для никольчан так много, что на его похороны собралось все население Николо-Пестровки. В некрологе, опубликованном в «Пензенских епархиальных ведомостях», отмечалось: «Почти 50 лет прожил покойный в селе Николо-Пестровка. Все прихожане от мала до велика любили его как родного отца. Всякий шел к нему во всякое время дня и ночи за советом и помощию и никогда не уходил, как говорится, с пустыми руками.

Любовь к духовному отцу они оказали с особенной силой в день похорон. Трогательно было видеть картину похоронного шествия. Тысячи народа собрались проводить до могилы прах своего пастыря. Из любви и уважения к покойному были остановлены все работы на местных фабриках и заводе, и несмотря на такое стечение народа, порядок во все время процессии… был образцовый. На гроб покойного прихожане пожелали возложить покров, приобретенный на четырехдневные трудовые гроши… Вечная память тебе добрый, отзывчивый к чужому горю пастырь Христова стада».

 Отец Сергий Уранов с учителями и учащимися Николо-Пестровской школы. 1910-е гг.

Последний никольский Уранов

Сын Сергея Андреевича Уранова Сергей родился 15 февраля 1868 года в селе Николо-Пестровка. Окончил в 1888 году Пензенскую духовную семинарию по 1 разряду, служил надзирателем за учениками в Тихоновском духовном училище, а через два года, 8 ноября 1890 года, рукоположен в священника и определен на второе священническое место в ту же церковь, где и служил его отец, в Николо-Пестровку. Одновременно с выполнением обязанностей священника преподавал Закон Божий в местном народном училище, то есть с 10 апреля 1891 года по 31 мая 1901 года был главным законоучителем для никольской детворы.

В 1911 году при Храме Воскресения Христова организовали общество трезвости, члены общества под руководством священника проводили лекции, беседы и поучения с призывами к отрезвлению. Между прочим, 5 июня 1914 года общество составило приговор о закрытии на селе винной лавки и трактиров навсегда.

Батюшка успешно справлялся с многочисленными обязанностями, возложенными на него, о чем свидетельствуют награды: в 1894 году он награжден набедренником, в 1899 —  скуфьей, в 1910 — награжден камилавкой, и в 1913 — утвержден цензором проповедей.

В связи с переменами  в образовании 1 июня 1901 года назначен законоучителем двухклассного министерского училища, в котором обучались 210 мальчиков и 160 девочек.

Настоятелем Воскресенского храма в Николо-Пестровке батюшка стал 1 октября 1909 года. Каким он был священником, сказать сложно. А вот то, что был очень разносторонним и увлекающимся человеком, - это точно. Существует портрет Сергея Сергеевича, который выполнен масляными красками на дереве, на котором он изображен с гитарой в руках. В доме, который вела его жена Вера Григорьевна, увлекались пением и народными струнными инструментами, чему способствовала дружба с князьями Оболенскими.

Впрочем, счастье длилось недолго: Вера Григорьевна умерла в возрасте 30 с небольшим лет 22 ноября 1903 года, оставив Сергею Сергеевичу четырех дочерей: Любовь, Марию, Софью, Елизавету.

В 1914 году, ставшем роковой датой в русской истории, в Пензенской губернии была расквартирована 45 пехотная дивизии, и Сергей Сергеевич стал священником в лазарете этой дивизии. Как мог, помогал несчастным, исповедовал и причащал, облегчал страдания добрым словом надежды на жизнь вечную.

Новый строй после 1917 года сломал все, что было прежде, в чем-то поменяв местами небо и землю, что особенно остро почувствовали люди в рясах.

В 1920-1930-е годы Советская власть обрушила на головы верующих волны репрессий. Закрывали, запрещали, ломали, сажали, убивали. Сумрачное время настало для русского православия, вмиг оказавшегося вне закона.

Выживали, как могли. Священнослужители Николо-Пестровского района, да и Пензы тоже, в 1920-е годы практически все стали обновленцами, то есть ушли от Матери Церкви, руководимой Патриархом Тихоном, в раскол. В 1931 году в районе было 15 обновленческих общин против 6, поддерживающих традиционное православие.

Главным содержанием обновленческого движения было соглашательство с новой властью в Советской России, стремление к огосударствлению Церкви, активное сотрудничество с органами ГПУ/ОГПУ/НКВД.  К концу 1922 года обновленцы с помощью властей захватили две трети из 30 тысяч действовавших в то время храмов. Как и рассчитывали власти, кампания разграбления церквей и надругательства над святынями не вызвала массовых народных протестов просто потому, что Церковь была расколота изнутри. Однако в 1920-е годы идеи церковного реформирования были популярны, и из 73 епархиальных архиереев большинство стали обновленцами. Пример подавали такие известные руководители, как архиепископы Нижегородский и Костромской, митрополит Владимирский. На них ориентировались многие священнослужители и миряне, не имевшие полной и достоверной информации о происходящем.

Многие со временем вернулись в лоно Патриаршей Церкви, как, к примеру, митрополит Сергий Страгородский (1867-1944), ставший после Тихона Патриархом Московским и всея Руси.

Русская Православная Церковь осудила раскол обновленцев и не считает их своими чадами. Не наше дело судить да рядить, скажу только, что многие из них раскаялись публично, и, думаю, почти все – при последнем вздохе. Уж очень много среди заплутавших обновленцев и людей, пострадавших за веру Христову, и просто незаурядных, уважаемых и любимых в народе священников. В первую очередь, это касается приходского духовенства.

Никольскими обновленцами руководил обновленческий архиепископ Николай Городищенский (Розанов),  священник Уранов являлся благочинным синодальных церквей Никольского района. Помимо служения в Храме Воскресения Христова, Уранов собирал сведения о положении церковных дел в селах Николо-Пестровке, Ребровке, Сабанове, Керенке; читал обновленческое воззвание в церквах в торжественной обстановке; распространял по синодальным церквям грамоту Иерусалимского Патриарха Дамиана, и тому подобное.

В конце концов, обновленцев накрыла общая волна антицерковных репрессий, начались массовые аресты их епископата, духовенства и активных мирян. Первый арест Уранова – 27 февраля 1931 года, он обвинен в антисоветской агитации, направленной на подрыв колхозного строя. 

16 мая 1931 года — батюшка из-под стражи освобожден,  дело прекращено за недоказанностью вины. Потом был еще арест, и опять нелепое обвинение.

По документам пензенского архива судьба его прослеживается до 1931 года. Среди документов о лишении его избирательных прав в анкете от 14 декабря 1930 года на вопрос «Источники и средства существования в настоящее время» указано: «До ликвидации храма добровольные пожертвования верующих, а далее - как придется».

Реабилитирован только 30 мая 1996 года по закону 1991 года. Как мало нужно времени, чтоб сделать зло, и как много – чтоб восторжествовала правда!

В 1937 году Сергей Сергеевич Уранов нашел упокоение на Даниловском кладбище в Москве.

Урок жизни последнего никольского Уранова – в словах Святого Евангелия: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но всё сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35–39).

Продолжение следует...

Автор: Олег Ильин,  директор Никольского  краеведческого музея

 

 

 


Оставить комментарий