24 июня 2019, понедельник
Областные новости
24.06.2019
Первый заместитель министра строительства и дорожного хозяйства Пензенской области Светлана Круглова оценила ход выполнения работ по капитальному ремонту средних общеобразовательных организаций в Сосновоборском, Лопатинском, Шемышейском районах и в городе Кузнецке.
24.06.2019
Министерство экономики региона предлагает представителям бизнеса заполнить анкету по выявлению проблемных вопросов, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Объявления

Люди земли Никольской

15.04.2019

«Мать» никольских дорог

В народе Надежду Николаевну Казарину – директора никольской ДСФ – ласково называли «маманей». С легкой руки бывшего главы администрации Никольского района А.А.Климова, который называл ее «матерью» всех никольских дорог, это второе «имя» трансформировалось в доброе прозвание «маманя».

«Мать» никольских дорог

Заслужить такое «имя» у своего коллектива, где из 120 человек было только пять женщин, дозволено не каждому руководителю. Настолько высок был ее авторитет, настолько весома была ее работа, ее искреннее  отношение к каждому работнику, что Надежда Николаевна за свой огромный стаж работы на благо районов Пензенской области не раз удостаивалась высоких наград. Так, в 1973 года она получила орден «Знак почета», в 1983 году стала Почетным дорожником Пензенской области, а в 1986 году была удостоена ордена Дружбы народов. Н.Н.Казарина является Почетным гражданином города Никольска.

А родилась Надежда Дыкина вовсе не в Никольске, а  в г. Ряжске Рязанской области в семье служащих: мама Людмила Васильевна работала главным бухгалтером в торге, папа учительствовал, имея в те времена два высших образования. Кстати, брат Николай учил русскому языку жителей Афганистана, Индии, Замбии.

Надежда Николаевна – очень интересный рассказчик и слушать ее было одно удовольствие: «Мечтала  я после школы получить профессию агронома, больно уж мне нравилось заниматься растениеводством, или геологом и изучать недра земли. Я ведь очень спортивная была: занималась спортивной гимнастикой, имела второй разряд по легкой атлетике. Наверное, в те времена было престижным иметь спортивные достижения, вот мы, молодежь, все бегом бежали в спорт.

А меня и моих родителей переубедил учитель физкультуры, который работал в Ряжском дорожном техникуме, куда я и поступила в 1960 году после окончания 8 класса. Училась я там четыре года и десять месяцев, по сути, как в институте. Практика у нас была на протяжении семи  с половиной месяцев в году, где я работала бетонщицей  на строительстве мостов и дорог.

В 1965 году меня распределили в Пензенское управление строительства автодорог, откуда сразу же направили в Шемышейку. Причем, сказали, чтобы ехала туда как можно быстрее, так как по весне там разбирали мосты, чтобы не уплыли при половодье, и добраться до населенного пункта можно было только на лодке.

Так я оказалась в дорожном управлении №858, где сначала работала техником, в 1966 году меня перевели на должность прораба, а до окончания работы в Шемышейке в 1978 году я работала там главным инженером. У меня уже была семья и росла дочка Ирина».

Надежда Николаевна между разговором показывала свой семейный альбом, где   львиную долю составляли фотографии с сотрудниками никольского ДСФ.

«В декабре 1978 года мне предложили должность начальника Никольской  ДПМК (дорожно-передвижной механизированной колонны). Впоследствии эту организацию неоднократно переименовывали, но никольчане ее знают, как никольскую ДСФ. Пришлось с семьей переезжать в Никольск. А уж как увидела я «во чистом поле» старый курятник, где располагалась контора, так и обомлела, - смеется Надежда Николаевна. – Встретил меня истопник с черным, как у шахтера, лицом: отапливали контору тогда углем. Из техники один кое-какоешный грейдер да старенький бульдозер. В коллективе всего 24 человека, все сплошь «летуны», которые не «просыхали» от перепоя. Для меня тогда главным делом было создание условий для работы и новый коллектив, способный строить качественные дороги.

Так, в 1979 году я начала строительство базы, куда входили не только контора, но и асфальтный завод: приобрели асфальтно-бетонный смеситель, сделали битумохранилище, приобрели 15 КамАЗов, 4 грейдера, 5 катков, 2 экскаватора. Тяжело было, - вспоминает Надежда Николавна. – Домой приходила заполночь, а по ночам только думы одни о том, как налаживать производство. Ведь, по большому счету, нам давали только план и деньги. А остальное – твои проблемы. Еду в Самару, в дорожное управление, договариваюсь, чтобы дали железнодорожные составы и думпкары – грузовые вагоны-самосвалы, в Жигулевске прошу доломитку  для асфальта, в Сызрани – битум. В советские времена мы чаще использовали местный щебень, что добывали близ Аншлейки, у нас была своя дробилка. Кстати, аншлейский щебень по своим свойствам был отличного качества».

Я поинтересовалась у своей героини, сколько примерно километров дорог она проложила вместе со своим коллективом. Надежда Николаевна на минуту задумалась: «Ну, если по прямой линии то, наверное, до экватора точно. Но работу дорожно-строительной фирмы оценивать, вероятно, нужно не по километражу, а по качеству и по сложности строительства этих дорог и по тем усилиям, нервам, здоровью, что вложены в эти самые дороги. А строили мы дороги не только в черте города Никольска, но и прокладывали трассы на Ночку, на Ахматовку; наша дорога до Лопуховки – границы с Сосновоборским районом. Строили также асфальтированные дороги Городище-Сурск, шемышейскую трассу».

«За никольские дороги спасибо нужно сказать руководству бывшего завода «Красный гигант». Завод тогда «купался» в прибылях, и начальство шло навстречу нашим предложениям. Единственным условием было то, что мне нужно было самой ехать в Москву в Министерство оборонной промышленности для согласования. И генподрядчиком  практически выступал ОКС завода «Красный гигант», а наша организация, по сути, оставалась только субподрядчиком. Но для нас заводское финансирование было важным подспорьем, ведь от областного управления дорожного строительства средств поступало недостаточно, зато требования к качеству дорожного полотна выставлялись явно не по выделенным средствам».

Пока Надежда Николаевна взяла передышку в нашей беседе, я с любопытством рассматривала ее многочисленную рассаду на окнах. Н.Н.Казарина, как выяснилось, - заядлая огородница с 30-летним стажем (и когда только у нее находилось столько времени на посадку, уход, сбор урожая вместе с консервированием?!).

«Вы только не пишите про мои заслуги-то, - смущенно просит меня Надежда Николаевна. – Дороги-то не я строила, а мои работники. Коллектив мой к тому времени насчитывал уже 120 человек, все люди ответственные и добросовестные, с золотыми руками. Нерадивых я сразу же отвадила, а своим строила жилье: за весь мой стаж в никольской ДСФ сдала 120 квартир: четыре 18-квартирных дома в микрорайоне стеклозавода, на улице Школьной и в микрорайоне пенькозавода. Мои работники могли съездить на курорты и в санатории вместе с семьями. Да и зарплату они получали больше, чем я сама, так как работали без выходных и «проходных», и в дождь, и в слякоть, и в праздники, и до полуночи.

Руководство Никольского района, убедившись в качестве строительства наших дорог, поручило нам самую ответственную работу, за которую и браться-то было страшно: строительство асфальтированной дороги Никольск-Городище, как говорится, основную «артерию» нашего районного дорожного сообщения».

Я вспомнила свои студенческие годы, когда поездка до или из Пензы была не только экстремальной, но порой и нереальной: приходилось добираться и на самолете-«кукурузнике», и на поездах из Рузаевки. А уж если повезет заполучить заветный билетик на «сидячее» место в ПАЗике, то это было просто событием. Мы, студенты, чаще всего ехали стоя в автобусном проходе, где с трудом можно было повернуться без риска остаться без пуговиц на одежде. А уж 45-минутные полеты на грузовом «кукурузнике» вообще выворачивали наизнанку на несколько дней. Так что для никольчан открытие новой пензенской трассы стало значимым событием на многие годы.

«Зато для меня строительство пензенской трассы было настоящей головной болью, - продолжает свои воспоминания Н.Н. Казарина. – В 1979 году получили мы проект на этот новый объект. Но на бумаге-то все просто нарисовано, а на деле мы столкнулись с серьезными проблемами, которые не вписывались в бумажный вариант. Мне приходилось с 5 утра пешком идти по лесам и выискивать разбивки по плану, ну, это типа засечек на деревьях. Выяснилось, что на пути строительства две горы, одну из которых пришлось взрывать, настолько крепким оказался песчаник. А для этого пришлось делать планы  взрывных работ, вызывать геологов и саперов. После взрыва, естественно, нужно было освободить местность от горной породы, самая мелкая из которых едва умещалась в ковше экскаватора. А тут еще беда – непролазная топь, которую нужно было срочно осушать, проводить дренажные работы. Делали для экскаватора деревянный понтон, на который заезжала техника для рытья канав. А это тоже дополнительная  нагрузка на строителей, причем, экстремальная – не каждый согласится работать на таком импровизированном плавсредстве, всякий раз рискуя кувырнуться набок. К тому же на нас лежали и земляные работы, и вырубка леса.

Работали с 5 утра до часу ночи в несколько смен, только чтобы быстрее сдать дорогу, в которой очень нуждались никольчане. А какой был за нами контроль: в любое время могли приехать сотрудники дорожной лаборатории из Пензы, ковырнуть свежий асфальт в любом месте и посмотреть-померить толщину дорожного полотна, качество строительных материалов и прочее! Да и местное руководство вниманием не обделяло: могло нагрянуть  нежданно-негаданно, вот и отчитывайся, почему сроки не выдерживаем. Но оно относилось к нам с уважением: понимало, в каких «нечеловечьих» условиях мы работаем, причем, видя, что трасса получается  качественная, «выносливая» и удобная для автомобилей. Да разве на словах расскажешь про все непредвиденные моменты, которые вставали перед дорожниками практически каждый день! По сути, для нас эта трасса стала никольским БАМом, настолько тяжелой она была.

Но справились с честью: осенью 1983 года наша дорога «заработала» в полную мощь, чему искренне радовались не только никольчане, но и мы, дорожники. Честное слово, это было просто счастье, что нам удалось сделать качественную дорогу такой сложности!».

Слушала я Надежду Николаевну, про ее нелегкий трудовой путь, про ее, по сути, мужскую профессию, и «вырисовывалась» мне ее судьба, как наша пензенская трасса: со взлетами и падениями, сквозь леса и топи, неприступные горы прочного известняка, сквозь который можно было пробраться только посредством «тяжелой» техники и взрывов. Трудовая «дорога» Надежды Николаевны Казариной оказалась многослойной: 50-летний трудовой стаж, километры дорог, по которым до сих пор ходит транспорт, ее особое, чуть ли не материнское отношение  к коллективу  снискали ей добрую славу и заслуженный почет. Надежда Николаевна была удостоена даже такой чести, как представлять свою работу и делиться опытом строительства никольских дорог в Париже, а это, действительно, огромная ее победа.

При вручении Почетной грамоты главы администрации г. Никольска В.А.Попкова за многолетнюю плодотворную работу, добросовестное  выполнение  трудовых обязанностей и в связи с празднованием 65-летия города Никольска директор МКП «Город»   В.М. Ионова  сказала ей слова, которые, по большому счету, могут сказать Н.Н. Казариной все никольчане: «Мы Вами очень гордимся, Надежда Николаевна! Вы для нас пример трудового мужества, совести, ответственности и трудолюбия!  Мы гордимся, что яркий след в судьбе города Никольска оставили именно Вы - человек с золотыми руками и такой же золотой душой!».

Автор: Марина Вострова

 

Оставить комментарий