17 июня 2019, понедельник
Областные новости
17.06.2019
Региональный этап Всероссийского конкурса «За нравственный подвиг учителя» проходил с апреля до 15 июня 2019 года.
17.06.2019
На территории Пензенской области в текущем году проведены работы по вводу в сельскохозяйственный оборот 9764 гектаров ранее неиспользуемой пашни.

Объявления

Люди земли Никольской

14.01.2019

Народный фотограф

14.01.2019 г. РИА Пензенской области, Никольский район, Марина Вострова.

Люблю рассматривать старые редакционные снимки, хотя и черно-белые, порой мутно-невзрачные, порой сильно контрастные, но в них словно окунаешься в какое-то удивительно знакомое, но в то же время забытое прошлое. Казалось бы,  на них запечатлены такие же люди, как и мы, но только по таким мелочам, как прическа, одежда или обувь, часики на руке, мебель и прочих деталей  складывается поразительная  картина жизни. На глянцевой бумаге с резной кромочкой -  моментальный срез явлений и судеб, кусочек реальности, точка откровения и некий момент истины и уже прошлой красоты. Можно даже сказать, что фотография – это удивительная машина времени, способная будить воспоминания и возрождать историю.  Одна двадцать пятая доля секунды, когда щелкает затвор, в камере мелькает свет и движение останавливается, замирают эмоции -  и кадр становится историей. Историей людей, событий, информации или замысловатой композиции. А по ту сторону кадра – удивительный человек с уникальной профессией фотографа Николай Степанович ФЕОКТИСТОВ.

Феоктистов  Феоктистов

Мое знакомство с Николаем Степановичем состоялось в далеком 1996 году, когда я поступила работать в редакцию газеты «Знамя труда» корректором. Мой крошечный кабинетик располагался в здании никольской типографии, откуда я  могла наблюдать за диковинными манипуляциями создания свинцовых матриц газетных полос воочию. Тут на линотипе в свинце отливаются газетные строки, тут метранпаж (ныне он зовется оператор компьютерной верстки) сверстывает наборный материал: рубит газетные строки и молоточком укладывает их на металлический поддон. Сюда же, на полосу, нужно втиснуть и фото, которое с точностью до миллиметра отливал штатный фотокорреспондент.

«В типографии стоял электрогравировальный автомат – ЭГА, который мы за глаза называли «эгоистом», вот на нем фотографию переводили на металлическую пластинку, которая  называлась «клише». Из 35 кадров отснятой фотопленки  ответственный секретарь выбирал одну-единственную,  и отступать от этого решения было чревато:  ответсек, по сути, считался «режиссером» газеты, ее организационно-творческим центром управления -  начиная от создания подлинно творческой обстановки до выпуска номера газеты. Замечательное тогда было время», - Николай Степанович словно смаковал воспоминания того, еще советского времени.

- Вообще в профессию фотокорреспондента я пришел случайно. После окончания школы №1 г. Никольска я поступил в пензенский строительный техникум, после чего работал  мастером формовочного цеха в Томске,  мастером и старшим инженером ПТО в никольском «Межколхозстрое». Успел поработать даже товароведом, инженером-диспетчером и мастером строительного участка.

У наших семейных друзей Капустовых был зеркальный фотоаппарат «Зенит», который в общем-то использовался для профессиональной съемки и редко у кого был в Никольске. Они мне разрешали им попользоваться для съемок каких-либо знаменательных событий. Но главным было не просто поснимать на пленку лица или события, отснятая пленка начинала нелегкий и долгий путь к превращению в фото. Чтобы из черной пластины сделать видимое изображение, нужно было сначала  ее проявить. Весь процесс проявления фотографии проходил в полной темноте. С кассеты пленку перематывали на бобину. Потом нужно было обработать ее проявителем. После проявки всю пленку нужно было тщательно промыть проточной водой. В дальнейшем проводился фиксаж. Он вымывал вещества с пленки, на которые не попал свет. После этой процедуры пленка становилась не светочувствительной. Такие пластины называли негативами, по ним уже можно было заметить отснятые кадры. Когда все эти нелегкие процессы оставались позади, в работу подключали фотоувеличитель. Этот аппарат считался самым главным в процессе проявления фотографий. С помощью негативов и этого аппарата изображения переносили на фотобумагу, после чего получившиеся фотокарточки осторожно опускали в проявитель и ждали, когда появится изображение. Дальше полученную фотографию нужно было закрепить в фиксирующем растворе. Дальнейшую судьбу фотографии решали, вынося ее на свет. Если фотография имела хорошее качество, ее отправляли в фотоглянцеватель, который сушил готовые фото.

- Однажды мои фото заметил Виктор Мозжухин, который был оформителем всякого рода информационных стендов. Он пригласил меня сделать портреты врачей никольской ЦРБ. Кстати, они висели на стенде несколько десятков лет, как ни странно, - смеется Николай Степанович. – Вот так в городе узнали про мое увлечение и стали приглашать на всякого рода мероприятия.

В редакции газеты «Знамя труда» фотокором тогда работал Владимир Иванович Зубков, у которого даже была своя фотолаборатория в здании районной администрации. Учитывая, что у него была своя собственная видеокамера – невиданная роскошь по тем временам, его пригласили работать оператором на местное телевидение, и должность фотокорреспондента освободилась. Зинаида Дмитриевна Филюшкина – ответственный секретарь редакции с 40-летним стажем – пригласила меня на должность фотокора. Редактором тогда был А.М. Потапов. А я успел поработать с редакторами Н.В. Коршуновым, Н.П. Еськиным, Л.Н. Арисовой, О.А. Бакуновой, М.Е. Востровой. Так, с 1978 по 2005 год я работал штатным фотокором редакции газеты «Знамя труда». А параллельно сотрудничал и с редактором газеты «Красный стекольщик» А.П. Калагиной, по просьбе которой снимал рабочие процессы завода «Красный гигант» (у меня даже был спецпропуск на это предприятие).

В редакции фотоаппарат, конечно, был «никакой» - малоформатный «Киев-4», от которого, по сути, можно было и не ожидать качественных снимков, чему можно убедиться в подшивках газеты тех времен: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи», - как сказал С.Есенин. Но тем не менее за день уходила полностью пленка, на которую снималось все что ни попадя: я ведь не сидел на месте, а ходил на многочисленные мероприятия».

Я всегда с удовольствием вспоминаю наши корреспондентские рейды в села Никольского района. Мало того, что Н.С.Феоктистов хорошо был знаком со всеми руководителями сельских администраций, но его охотно встречали и на фермах, и на полевых станах, в частных домах и в официальных учреждениях. Вообще, в те времена люди редко отворачивались от объектива фотоаппарата: может, потому, что фотоателье в Никольске было, по сути, монополистом, фотоаппараты были, не сказать, чтобы роскошью: больше всего напрягал именно химический процесс создания фотографии. Нам, неопытным журналистам, Николай Степанович тоже немало помогал: делая снимки с нужного ему ракурса, он ненавязчиво задавал вопросы, выводил, как говорится, тему в заданное русло, а порой и делая ее острой и злободневной. А после удачной работы мы могли и покушать на полевом стане или попить парного молочка на ферме.

А свадьбы?! Наверное, все свадебные фотографии тех никольских времен, те торжественно-восторженные лица новобрачных и церемонии их бракосочетания – это все рук Николая Степановича. Может, от того, что ЗАГС был прямо   напротив кабинетов редакции «Знамени труда», что располагались на 2 этаже районной администрации.

А уж визиты всяких знаменитостей, звезд кино и эстрады, космонавтов и писателей, которые приезжали в Никольск, - к ним прямой доступ имел только Феоктистов. В редакции есть целый архив фотопленок, где запечатлены их выступления и концерты. После подобных рейдов работа Николая Степановича становилась просто «аховой»: возле его фотолаборатории, которую он выпросил у председателя райисполкома А.А. Климова на 4 этаже этого административного здания, его «пасли» часами: ведь на пленке рядом со знаменитостями мог оказаться кто угодно. И все было в руках Феоктистова: отдаст ли он заветное фото, сделанное за счет редакции, или нет.

Отдавал запросто, да и редактора не возражали: этим Николай Степанович привлекал внимание к газете, делал ее востребованной и незаменимой. А в редакции его просто тихо обожали: «старым» он мог по-свойски «уткнуть» и не поморщиться, а молодежи тему подсказать да ее развить по-правильному, чтобы редактор ее не «зарезал».

«Наш друг и в стужу,  и в метель, 

В жару и в непогоду снимает жизни карусель

В любое время года.

На шее фотоаппарат и объектив огромный.

У Коли сняться каждый рад –

Народный он фотограф!»

- так писал о нем наш знаменитый никольский журналист В.И. Царан, которому угодить с фотографиями было весьма трудно.

А Николай Степанович Феоктистов за долгие десятилетия своей деятельности действительно стал народным фотокорреспондентом: даже после выхода на пенсию вот уже 13 лет он работает фотомастером в единственном никольском фотоателье «Радуга», генеральным директором которого, кстати, является его сын Дмитрий, а главным редактором его сноха Татьяна.  И по-прежнему за самыми качественными фотографиями на все случаи жизни: на паспорт, на загранку, на водительские права, на портреты и прочие салонные съемки идут  к нему – к самому народному фотографу города Никольска Николаю Степановичу Феоктистову. А почему? А потому что только он один знает, как спрятать напряжение недовольного лица, как убрать со лба мешающую челку, как «открыть» глаза. И как в одном кадре дать человеку посмотреть на себя со стороны, при помощи изображения увидеть свои эмоции, время, свет и тени.

«Фотографируй сердцем!» - призывал знаменитый польский фотограф Ян Булгак. Николай Степанович и до сих пор фотографирует сердцем. Ведь сегодня сфотографировать на мобильник может кто угодно, но сделать профессиональное фото может только он. Тем  более ему доверие, что Николай Степанович является членом Союза журналистов с 1985 года. И СССР, и Российской Федерации. А таковых в Никольске только он один!

Автор: Марина Вострова


Оставить комментарий